Случайная книга в новом дизайне
Монография о графомане
05:13
0001
23:22
0002
20:58
0003
24:56
0004
26:23
0005
18:15
0006
23:56
0007
23:30
0008
15:37
0009
19:44
0010
17:12
0011
17:57
0012
21:27
0013
27:41
0014
23:50
0015
18:50
0016
17:11
0017
15:36
0018
22:06
0019
23:24
0020
16:34
0021
17:49
0022
18:58
0023
28:20
0024
24:09
0025
20:19
0026
27:04
0027
24:59
0028
15:48
0029
16:57
0030
16:09
0031
15:51
0032
18:54
0033
29:42
0034
19:10
0035
16:32
0036
16:52
0037
15:49
0038
20:28
0039
20:50
0040
18:50
0041
15:21
0042
26:33
0043
17:01
0044
17:07
0045
21:55
0046
19:45
0047
15:20
0048
23:36
0049
22:44
0050
22:54
0051
16:43
0052
25:38
0053
18:46
0054
0 %
2
1
На полку
23
2k
Длительность: 18:10:35
Добавлена: 15 июня
Монография о графомане
С отроческих лет мною владела одна мечта — стать писателем. Это и немудрено, ибо сочинителем был мой отец Виктор Ардов, а русская литература в его жизни занимала место религии. Помнится, у него даже глаза увлажнялись всякий раз, когда он произносил имя боготворимого им Льва Толстого. К изящной словесности меня неудержимо влекла и Анна Андреевна Ахматова — она дружила с моими родителями, и наша квартира на Большой Ордынке была ее московским домом. В начале шестидесятых Ахматова снисходительно одобрила мои первые прозаические опыты...

А в семидесятые я, профессиональный литературный поденщик, автор сценариев для кино, телевидения и радио, уже вовсю писал, как мы тогда выражались, «в стол». Анна Андреевна была к тому же первым сознательно верующим православным человеком, которого я встретил на своем жизненном пути...

Так или иначе, в 1980 году я стал священником Православной Церкви, но, каюсь, сочинительства не забросил. Ахматова не любила Макса Волошина. Она говорила: «У него счастливая судьба: поэты считают его художником, а художники — поэтом, и он пользуется всеобщим уважением». У меня — судьба несчастливая, и по той же самой причине: священнослужители меня считают писателем, а писатели — священнослужителем, притом как те, так и другие не выказывают мне ни малейшего уважения.

А коли так, приходится признать себя графоманом. Перед вами — книга о моей жизни, и, учитывая вышеизложенное, я решаюсь наименовать ее так «Монография о графомане».
Рекомендации
Комментарии
Для написания комментария авторизуйтесь.
Комментариев ещё не добавлено.